Гость КомМиссии 2015 – Brian Bolland (Великобритания)

Дорогие друзья, время идёт и мы готовимся порадовать поклонников жанра очередной сессией фестиваля КомМиссия. Вас ожидает сразу четыре конкурса с крутейшими призами для победителей, два незабываемых викенда с отечественными и зарубежными звёздами комикса, музыки и литературы. Ну, а пока мы вносим последние штрихи в новый движок конкурса молодых авторов, предлагаем вам узнать об одной из главных звёзд грядущего фестиваля.

«Их было четверо. Тёмные судьи. Один из них, Судья Страх, раскрыл створки своего крылатого шлема и прошипел: «Узри лицо страха!». Обычные люди умирали, едва увидев то, что открывалось их взгляду. Но он не был обычным человеком. Он просто вломил в ответ со словами: «Узри кулак Дредда!». Да так вломил, что пробил шлем чудовища насквозь.»

Bolland 1

Это – второй по популярности и узнаваемости рисунок Брайана Болланда. Первый – это Джокер с фотоаппаратом. Но обо всём по порядку.

Bolland 2

Англичане, родившиеся в пятидесятые, взрослели в условиях беспрерывных культурных революций, от лучезарных улыбок Ливерпульской Четверки до кривой ухмылки Джонни Роттена. А комиксы, они всегда «шагали рядом». Хрупкие еженедельники на газетной бумаге, свои, английские, да редкие ласточки из Америки. Обыкновенно мальчишки увлекались похождениями супергероев, но десятилетний Брайан, выросший в деревеньке неподалеку от Бостона, был покорен комиксами о динозаврах. Как тут не вспомнить детство наших мальчишек в девяностые, когда холодильники покрывались наклейками с очередной битвой стегозавра с тираннозавром, а в ларьке «Союзпечать» покупалась очередная пластмассовая фигурка, приблизительно изображавшая очередного доисторического исполина. Именно вот такие вот чудовища, только в комиксном исполнении, привлекали маленького Болланда. Количество прочитанного переросло в качество : нарождающийся Серебряный Век американского комикса был щедр на здоровенных чудовищ (Комикс-Код запрещал привычных вампиров и оборотней, поэтому клоны Кинг-Конга и Годзиллы то и дело мелькали на обложках), поэтому Брайан воленс-ноленс ознакомился с лучшими авторами эпохи. И своих соотечественников он тоже не забывал почитывать.

Bolland 3 Bolland 4

А потом Болланд вступил в светлую пору мятежного тинейджерства. Атмосфера дома была не лучшая – родители были далеки от какой бы то ни было культуры, а она кипела-бурлила вокруг! Брайан заслушивался Фрэнком Заппой, читал фэнзины и, чего греха таить, временами ступал на неведомые психоделические дорожки. В 1969 году он поступает в арт-школу, где в 1973 году пишет самую натуральную диссертацию по творчеству Нила Адамса, о котором преподаватели Болланда и слыхом не слыхивали. Да и вообще комиксы еще не были никаким признанным «девятым искусством» в академической среде. Брайан изучал этот мир самостоятельно (и обстоятельно, судя по вышеупомянутой диссертации), к американцам и англичанам добавились европейцы (Мёбиус и Манара) и малоизвестные у нас филиппинцы (Редондо и Алькара).

В 1972 году Болланд, уже публиковавший свои работы в фэнзинах, знакомится на комикс-конвенте с парнями, которые в будущем станут основой нового британского комикса. Одним из них был Дейв Гиббонс (который, конечно, еще не нарисовал никаких «Хранителей», а был таким же энтузиастом, как и Брайан). Вместе они устраиваются в контору Bardon Press Features, где, кроме двухстраничной поденщины, совместно работают над уникальным проектом Powerman – супергероикой, предназначенной для продажи в Нигерии.

Bolland 5

Со своей подружкой Рэйчел Брайан впервые едет в США в 1977 году. И там они вместе идут в кинотеатр, чтобы посмотреть фильм, который изменит мир. Тогда это фильм назывался в два слова, еще не было никаких «эпизодов», но это уже был взрыв в медийном пространстве: «Звездные Войны». Эхо взрыва отозвалось в Туманном Альбионе выходом нового издания, которому тоже суждено стать культовым. Английские авторы наконец-то получают потрясающий еженедельник, который сделает возможным будущее Британское Вторжение в американскую индустрию, к большим гонорарам, смелым экспериментам и всемирной известности. Газета (а классический британский комикс – это именно комикс-газета, с несколькими стрипами, преимущественно черно-белыми, в таком формате в Англии выходили даже приключения марвеловских супергероев) называлась 2000 AD, и она попала в самый модный тренд 1977 года – научную фантастику в панковском антураже. Среди первых историй был даже комикс о столь любимых Болландом динозаврах! Главной звездой 2000 AD планировался переосмысленный в духе времени культовый герой английских комиксов пятидесятых, Дэн Дэйр, но читатели выбрали себе другого фаворита. Им стал Грязный Гарри из будущего, карикатура на полицейский произвол, брутальный Судья Дредд.

Bolland 6

Именно с ним связан первый крупный успех Болланда. Визуальный стиль Брайана, совместившего привычную для английских еженедельников реалистичность рисунка с потрясающей динамикой и замечательной работой со светотенью (и щедрое использование образов из классики кинематографа), подходил экстравагантным похождениям Дредда на все сто процентов. Наследники Свифта, Диккенса и Джерома создавали социальную сатиру под маской футуристического полицейского «производственного романа». Гротескные, но осязаемые образы Болланда придавали будням Дредда колорит бесстрастного фоторепортажа. Особенно полюбились читателям образы потусторонних Темных Судей.

Bolland 7

Брайн стал звездой. Работал много и упорно, и не только на поприще комиксов, а в начале восьмидесятых таки попал в цепкие лапы издательства DC Comics. Кроме прочих работ, в 1982 году Болланд получил невероятную для «какого-то там англичанина» работу. Одна из первых в мире макси-серий из 12 выпусков, на бумаге качеством лучше, чем принятая тогда в Америке, и предназначенная для продажи именно через комикс-шопы, переосмысляющая артуриану в привычном Болланду антураже будущего, под названием «Camelot 3000». Серия выходила аж до 1985 года (если в 2000 AD Болланд стремился сделать побольше за короткий отрезок времени, то здесь в нем проснулся перфекционист), и по популярности среди продукции DC того времени её обошел только «Crisis on Infinite Earths», вряд ли состоявшийся, если бы не успех «Сamelot 3000».

Bolland 8

Успех Болланда открыл дверь Вторжению, и англичане с гиканьем ворвались в мир американских комиксов. Одним из первых стал коллега Брайана по 2000 AD, Алан Мур. И их совместной работой станет знаковый «Batman: The Killing Joke».

Bolland 9

Рассказывать подробно об этом комиксе не имеет смысла – это просто великолепная история, мрачная, жестокая и завораживающая. Её обложка – одна из самых узнаваемых и тиражируемых. И это вдохновляет Брайана вплотную заняться искусством обложек. Он рисовал для многих серий, и рисует до сих пор, а особенно примечательна работа с Грантом Моррисоном над «Animal Man» и «The Invisibles».

Bolland 10

Bolland 11

Bolland 12

Bolland 13

Отличных художников рисованных историй за время карьеры Болланда появилась масса, но столь же востребованного иллюстратора обложек найти трудно. Перфекционизм в пропорциях и деталях, сильные концепции и узнаваемый стиль (ох, недаром подростком он слушал великого концептуалиста Заппу!) делают его одним из самых интересных «обложечников» последних тридцати лет существования американского комикса.

От полноценных истории по чужим сценариям Болланд дистанцировался еще в начале девяностых, и с тех пор предпочитает писать и рисовать свои собственные. Но иногда делает исключения (например, одна из историй в Fables: 1001 Nights of Snowfall). Житие Брайана Болланда (привет-привет, «Монти Пайтон»!) – это история не внезапной славы, а песнь о трудолюбии и энтузиазме.

Алексей Волков

Spread the word. Share this post!

Leave Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *